Отдел. Тени. Глава 1.

Отдел. Тени. Глава 1.
Голосов: 1

Выйдя в скудно освещенный коридор и закрыв дверь, Безликий глубоко вдохнул. После запахов гниющей плоти, блевотины, испражнений и немытых тел пропитанный сыростью и пылью воздух был спасением. Запах мокрой псины въелся в грязный камуфляж и прилип к языку. Сплюнув вязкую, отдающую горечью слюну, он вздрогнул, услышав голос:
— Мистер Давидсон, все в порядке?
Безликий посмотрел на возникшего рядом. Он видел лишь бледное лицо, на котором едва светились глазные яблоки с мутными, будто затянутыми плёнкой, зрачками, да треугольник рубашки в тон коже. Неизменно черный, в тон волосам, костюм говорившего являлся продолжением тени, в которой он поджидал Безликого. Мертвый голос, мертвое лицо, мертвые глаза. Безликий видел это существо уже второй раз и понимал, что это. И не мог представить, как владелец дома заставил это служить себе.
— Мистер Давидсон?
— Нет, Джонатан, – ответил Безликий.
— Я могу чем-то помочь?
— Нет.
Каждый шаг мимо дворецкого Безликий прошел, борясь с искушением побежать. Чувствуя на спине взгляд мертвых глаз, он напрягся, каждую секунду ожидая, как в шею вопьются зубы. Он трезво оценивал силы и понимал — только воля хозяина дома не даёт твари упиться кровью. И даже оставшиеся за дверью наёмники будут лишь мимолётным препятствием.
Поставив ногу на ступень лестницы, ведущей наверх, к свежему воздуху и свету, он обернулся, почувствовав слабый поток ветра за спиной.
— Владыка скоро прибудет, – сказал Джонатан.
— Хорошо.
Несколько секунд Безликий решал, не стоит ли пропустить это вперёд. Но, одернув себя, направился дальше по лестнице. Если дворецкий решит напасть, неважно, где он будет.
Поднявшись, он нажал на ручку, надавил плечом на дверь и ввалился в коридор. Свет белым всполохом ударил навстречу, и он зажмурился, пережидая боль. Надавив пальцами на веки, он пытаясь избавиться от белых искр, плясавших в привыкших к сумраку глазах. Вытерев слёзы, Безликий чуть приоткрыл один глаз. Еле сдержав дрожь, он смотрел на тварь, незаметно проскочившую мимо и застывшую перед ним.
— Прошу за мной, – сказал Джонатан и пошёл по коридору.
Посмотрев ему в спину, Безликий поморщился. В отличие от него, дворецкий не испытывал дискомфорта от света.
Продолжая щуриться, Безликий отвернулся от правой стены, сплошь состоящей из арочных окон, пряча глаза от безжизненного света, отраженного от снежной равнины. Взгляд невольно цеплялся за картины, висящие на стенах из грубого камня. Безликий всмотрелся в изображения на полотнах. Сплошь религиозная тематика: ангелы, демоны, святые. Борьба одних с другими. Такое могут создавать только фанатики. Или голодные мастера. Ему было жаль растраченного таланта художников. Мастерски, красиво, ярко. Но безжизненно.
Выйдя в холл вслед за дворецким, он подошёл к массивным дверям с искусной резьбой в виде ангелов. В этот раз он подготовился к новой вспышке света и, прикрыв глаза рукой, вышел на крыльцо. С наслаждением вдохнув обжигающе холодный воздух, он смотрел на единственную дорогу среди бескрайних полей снега, лишь изредка перемежаемых каменными холмами. По черной ленте асфальта, ведущей из городка в паре километрах до особняка, двигалась белая точка, с каждой секундой увеличиваясь в размере, принимая очертания машины. Не интересующийся автомобилями Безликий понимал, что перед крыльцом миниатюрного замка, по ошибке названным домом, остановилась не дешёвая модель. Хотя бы из-за того, что это единственная машина на много километров вокруг.
Передняя дверь рядом с водителем распахнулась, и вышел юноша. Босоногий, в одних светлых штанах, с волосами под цвет снега. Словно ангел сошедший с резьбы, он расправил крылья. Мальчишеское, почти детское лицо напряглось, когда он увидел замершего Безликого. Взгляд небесно-голубых глаз вонзился в неожиданного гостя. Удовлетворившись осмотром и больше не обращая внимания на незнакомца, парень сложил крылья и открыл заднюю дверь.
Смех звонким ручейком донесся до Безликого. Из машины выскочила девочка в белом теплом платье. Темные волосы, собранные в длинную косу, словно жили своей жизнью, перебегая за спиной с одного плеча на другое. Увидев встречающих, она остановилась на мгновение, сделала книксен и, посчитав что этого достаточно, помчалась в дом. Белокрылый последовал за ней, стараясь не отставать от девочки больше, чем на два шага.
Проводив пару задумчивым взглядом, Безликий усмехнулся. Второй раз посещая этот дом, он вновь удивляется. Сначала дворецкий, теперь этот охранник. Следующий гость сможет удивиться тому, что доставил Безликий. Когда девочка со своим ангелом скрылись в одной из дверей холла, он повернулся к машине, ожидая, когда хозяин дома поднимется.
Алеко Йохансон, наречённый жителями Владыкой, хозяин дома и местный пастор, поправил сутану и посмотрел на Безликого.
— Порой Господь удивляет нас своими творениями, – сказал Алеко.
— Иногда люди создают более удивительные вещи, – ответил Безликий.
Он всегда с настороженностью относился к подобным людям. Внешность толстого дядюшки с добрыми глазами была обманчива. Такие люди могли дать мудрый совет или поддержать, дав поплакаться на плече. А могли собирать в темном углу подвала коллекцию отрубленных человеческих рук. Алеко же был, по мнению Безликого, самым худшим вариантом — умным фанатиком веры.
— Всё, созданное руками человека, создано и рукой Его, – мягко улыбнулся пастор.
— Поверю вашему опыту.
Веки Алеко сузились. Безликий догадывался, как появился белокрылый, и показал это хозяину дома. Предстоящий разговор он собирался провести на равных. Стоит дать незначительный повод усомниться в словах, и разговор закончится не самым лучшим образом. Для Безликого точно.
Алеко указал на дверь:
— Мистер Давидсон, пойдёмте в тепло. Я хочу знать, как прошла ваша поездка.
Последовав за ним, Безликий бросил взгляд назад. Дворецкий мягко двигался за ними. Пройдя через лабиринт залов, они вышли к лестнице. Поднявшись, они прошли мимо нескольких закрытых комнат. Они остановились перед дверью с вырезанным крестом. Алеко сложил руки в секундной молитве и зашел. Здесь Безликий ещё не доводилось бывать. Он с интересом оглядел небольшой кабинет. Массивный стол из темного дерева у противоположной стены, казалось, занимал половину комнаты. Над ним нависало метровое распятие. Пара кресел перед столом для посетителей и, больше похожее на трон, кресло пастыря. Тумба у окна, со стоящими на ней графинами, выбивалась из общего фона кабинета.
Пройдя за стол, Алеко жестом предложил Безликому сесть.
— Желаете выпить? – спросил Алеко.
Безликий удивленно посмотрел на него.
— Вода, вино, коньяк, бренди, виски.
— Не думал что у вас такой выбор.
— Из-за моего сана?
— Да.
Алеко улыбнулся.
— Мне доводится встречаться с разными людьми. А я не сторонник борьбы с последствиями. Я борюсь с причиной.
— С причиной?
— Да. Люди ищут в алкоголе отдушину, расслабление. Подобие спасения от повседневности. Я не собираюсь лишать их этого. Я лучше предложу то, что даст им цель.
— Вера.
Продолжая улыбаться, Алеко покачал головой.
— Служение Господу. Если принять Его всем сердцем, то в служении Ему они обретут себя. И людям больше не придется искать цели жизни в мнимых наслаждениях.
— Утопические цели, – усмехнулся Безликий. — Вам долго придётся к ним идти.
Алеко пожал плечами.
— Может быть. Но вы же слышали поговорку — длинная дорога начинается с маленького шага. А если вам интересны действительно утопические речи, вам надо посетить мою проповедь.
— У меня редко бывает свободное время.
— Жаль. Так что вы будете пить?
— Бренди.
— Джонатан.
— Да, Владыка? – ответил безжизненный голос.
— Будь любезен, налей гостю. И мне воды.
С безразличием на лице Джонатан выполнил просьбу. Он поставил стаканы на стол, вернулся к двери и замер. Безликий сделал маленький глоток и прикрыл глаза. Он позволил янтарной жидкости растечься во рту, заглушая неприятный привкус.
Подняв стакан, Алеко дождался, когда собеседник откроет глаза:
— Итак. Ваша поездка.
— Вполне успешна.
— Вполне? – повторил Алеко и, сделав глоток, откинулся на спинку. – Что это значит?
— Небольшая проблема, – Безликий поставил стакан и посмотрел в глаза пастору. – Моя часть договора выполнена. То, что вы просили, в подвале.
Помолчав, Алеко кивнул:
— Хорошо, вы получите людей. Теперь я хочу услышать о проблеме.
– Сейчас внизу находятся остатки группы, с которой я ммм… путешествовал.
Алеко выпрямился и отставил стакан. Сложив пальцы в замок, он поставил локти на стол.
— Остатки?
— К сожалению, когда за работу берутся лучшие, они часто считают, что инструкции для идиотов.
— Гордыня, – покачал головой Алеко. – Но зачем вы их привезли ко мне?
Взяв стакан, Безликий сделал глоток. Он тянул время, чтобы подобрать слова.
— Один из них оказался ранен. Я об этом узнал, когда на полпути он потерял сознание. Осмотрев его, увидел на руке уже начавшую гнить рану.
— Инфекция? – удивился Алеко. – С этим справится обычный врач.
— Я знаю, – Безликий покачал головой. – Это укус.
Хозяин кабинета нахмурился. Безликий ждал, когда Алеко вспомнит их разговор перед заключением сделки. О том, что хочет получить Алеко и какую опасность это представляет. О возможных последствиях и о том, что можно сделать ради призрачной безопасности.
Отодвинув стакан, Алеко нажал неприметную кнопку, и в центре стола поднялся экран. Набрав команду на клавиатуре, он замер. Глаза пастора широко открылись, и Безликий понял, на что тот смотрит. Поборов любопытство, Алеко нажал несколько клавиш и приблизил лицо к экрану, изучая помещение, откуда недавно вышел Безликий.
— Вы говорили — выживают немногие, – после недолгого молчания сказал Алеко.
— О! Выживает каждый двадцатый, – усмехнулся Безликий. – Можно сказать, парень везунчик.
— И вы решили, что я смогу…
— Не сможете, – перебил Безликий. – Это необратимо. Даже с вашими способностями.
Прикрыв глаза, Алеко откинулся на спинку и сложил ладони перед собой, словно ища ответ в молитве. Безликий не мешал ему, делая маленькие глотки из стакана, смакуя янтарный напиток. Пастор сам должен просчитать возможные последствия.
— Вы боитесь, что я оставлю второго, – наконец открыл глаза Алеко.
— Боюсь? – на губах Безликого появилась лёгкая улыбка. Он почувствовал на себе голодный взгляд дворецкого, ждущего команду хозяина. – Я ужасаюсь этой мысли.
— Почему?
— То, что сейчас находится в вашем подвале, опасно само по себе. Не только из-за своих возможностей. Не только из-за животной ярости. У него есть интеллект.
— Я помню об этом.
— Тогда вы должны помнить, что они живут стаями. И их интеллект зависит от размера стаи. Именно поэтому, ваш заказ сложен.
Безликий не дал Алеко открыть рот:
— Мистер Йохансон, плата не показалась вам чрезмерной?
— Я вручаю вам полсотни душ на заклание, – в глазах пастора блеснул гнев. – И молюсь о них каждый день. Да, я считаю эту плату чрезмерной.
— За подобное платят не деньгами, – теперь и в глазах Безликого появился гнев. – Те, кто могут организовать это, например я, в ответ требуют услугу. Обычно плата вперёд.
— А если с заказом не справляются?
— Возврат не предусмотрен.
— И то, что вы не взяли плату вперёд, должно мне о чём-то говорить?
— Посредник, который нас свёл, охарактеризовал вас как умного человека, исполняющего обязательства. – Безликий одним глотком допил бренди. – Под вами находятся два существа, которых будет невозможно сдержать. Избавитесь от одного, и у вас будет шанс. Хватит им одного острова.
— Острова?
Не обращая внимания на вопрос, Безликий поднял стакан:
— Джонатан, будь любезен.
Он не отрывал взгляд от Алеко. Видел его борьбу с желанием оставить обоих. Желание не отдавать людей. Желание показать Владыку перед человеком, видевшего в нём лишь нанимателя. Какое решение он жаждет принять. Но устроивший их встречу был прав. Жадность не смогла заглушить ум пастора. Плечи Алеко опустились, словно на него обрушилась тяжесть принятого решения. Он прикрыл глаза и чуть кивнул.
— Повтори нашему гостю.
Джонатан сделал шаг к столику, и Безликий неслышно выдохнул – опасность отступила. Улыбнувшись безразличному лицу дворецкого, он взял наполненный стакан.
— Почему вы не сделали этого раньше? – не открывая глаз, спросил Алеко.
— Люди, в том числе наёмники, плохо реагируют на смерть одного из них. Тем более, когда это происходит на их глазах, – Безликий раскачал стакан, заставляя жидкость кружиться и омывать стенки. – Если бы я попытался это сделать, мы бы не беседовали.
Алеко кивнул.
— Так что вы хотите от меня?
— Некоторое время я пробыл в вашем подвале, – Безликий сделал глоток. – И заметил, что вы выполнили мои рекомендации.
— Я умею слышать.
— Уверен, что после нажатия определённых клавиш все выходы из подвала будут заблокированы. А внутренние двери откроются.
Алеко открыл глаза.
— Вы хотите…
— Самый простой вариант, – пожал плечами Безликий. – Скоро он придёт в сознание. А удерживающая сеть на нём продержится несколько минут.
— У них оружие.
— Не поможет, – Безликий достал из кармана куртки матерчатый свёрток и положил его на стол. – Им нечем его остановить.
— Что здесь? – не прикасаясь к свёртку, спросил Алеко.
— Стрелы инъектора. Наполнены одним очень специфическим ядом.
— Для людей опасен?
— Более чем.
— И остановит его? – Алеко кивнул на пол.
— На время. Одной дозы хватит на пару часов, – и прежде чем пастор вновь подумал о возможности оставить второго, Безликий добавил: — Одному хватит на сутки.
Осторожно развернув материю, Алеко посмотрел на дротики с красным оперением. Допив воду, он свернул ткань и подвинул на край стола. Вновь после нажатия клавиш поднялся монитор. Пальцы Алеко замерли над клавиатурой.
— У вас не будет проблем с их товарищами?
— Я их решу, – сделал глоток Безликий. – Сейчас они не главное.
Вздохнув, Алеко убрал пальцы от кнопок.
— Вы многого от меня хотите.
— Мистер Йохансон, думал, вы поняли…
— Я понял, – резко оборвал Безликого Алеко и посмотрел в глаза. – Но такие услуги оплачиваются услугами.
Безликий насторожился:
— И какая услуга вам нужна?
— Доставка к определённой дате.
— Что, куда и когда?
Безликий криво усмехнулся, когда Алеко указал в пол.
— Куда и когда?
Услышав место и дату, лицо Безликого вытянулось. Он понял, что хотел сделать пастор, и это пугало.
— Мистер Йохансон, вы хотите…
— Не важно, чего я хочу, – Алеко кивнул на экран. – Я готов оказать вам услугу.
Безликий сдержал ругательство.
— Если его выпустить…
— То его остановят, – улыбнулся Алеко. — Насколько я знаю, такое уже случалось.
Его обвели. Алеко никогда не был нужен второй, достаточно одного. И теперь перед Безликим стоял выбор. Либо сделать, что требует пастор. Либо умереть, зная, что найдётся способ доставить это в место назначения. А второй… Что будет со вторым, Безликий не хотел представлять. Выбор из двух зол, когда не знаешь, какое меньше.
— Это будет тяжело, – Сказал Безликий.
— Но вы согласны?
— Мне нужно позвонить.
— Прошу.
Достав телефон, Безликий набрал номер:
— Слушаю, – раздалось в трубке.
— Господин Аабхт, возникли обстоятельства, требующие моего участия.
— Не подведи меня, – раздалось в ответ прежде, чем Безликий успел продолжить, и связь оборвалась.
Дождавшись, когда Безликий уберёт телефон, Алеко спросил:
— Итак?
— Да.
— Хорошо, – пальцы Алеко сделали быстрое движение, и он опустил экран. – Свою услугу я выполнил.
Безликий почувствовал лёгкую вибрацию.
— Я прибуду к вам за два месяца до даты.
— Так рано?
— Такой груз тяжело доставить незаметно.
— Думаю, при следующей встрече вы будете удивлены.
Сделав глоток, Безликий мысленно выругался. Он выполнит заказ. Найдёт людей, готовых с ним работать, пускай теперь это станет дороже. Пока Давидсон нужен, а люди вроде Алеко могут создать проблемы, он сделает всё, чтобы этих проблем избежать. Только отправит предупреждение.

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели